Maryselina
[pain....or love.... or winter....but I like the separation]
16.08.2011 в 23:58
Пишет Araglas:

Сдаем «долги»
Психоаналитическое резюме на аниме Pandora Hearts
Пусть эта попытка увидеть за представленным ярким действом символическое протекание психических процессов не настроит против автора романтических поклонников аниме. Отдавая должное красочности и образности и признавая самоценность этих качеств анимационного фильма как художественного произведения, исследователь сделает несколько шагов в темное подземелье смысла, который может быть заложен в основание сего причудливого строения, – общечеловеческой подоплеки. Не имея намерения изъясняться строго терминологично, автор просит считать это «зарисовкой», которая, как он надеется, доставит читателю такое же удовольствие, как и ему.

…Та храбрость, что будущее переписать могла.
Прошу, ты цепи прошлого порви,
Иди же в будущее, что так желал,
Улыбкой настоящей своей мне улыбнись
Слова оупенинга


Как раз в день, когда центрального персонажа – Оза – ожидает процедура празднования совершеннолетия, он проваливается в яму, где находит музыкальные часы на цепочке. C литературной точки зрения это лишь некие драматические моменты, нужные для движения сюжета. Начинающий психоаналитик увидит за всеми этими и дальнейшими перетурбациями драму взросления. Озу исполняется 15 лет – переходный момент, когда мальчик должен стать «мужем». В момент когда Оз поднимается по парадной лестнице, стрелки давно остановившихся в ратуше часов скрипя трогаются с места. Час пробил, отсчет пошел: все детские «конфликты» выходят на поверхность, и от их разрешенности на данный момент зависит успешность продвижения психики на следующую стадию.
И что же: часы пошли, и это означает некое «открытие пути», что способствует активации буквально «ждущих за углом» темных сил. В результате потасовки защитников персонажа оттесняют, а Оза сбрасывают в Бездну. Официально мальчика «посвящают» во взрослые, но внутренне он не «готов» – от этого несоответствия накопившиеся противоречия вырываются скопом, они затопляют его, и происходит регрессия. Гладкого перехода не вышло, мальчику предстоит разбираться с собой в режиме кризиса.
Заслуживает внимания и другой персонаж – Гилберт, ровесник и слуга Оза, который не помнит своего детства и родителей.

Японцы зрят в корень, впрочем, это касается любого фильма: если в нем от происходящего протянуты ниточки в детство персонажа, то это есть сделанное с умом кино, в которое вложена сама жизнь. Тема родителей основных персонажей здесь не просто затронута, она прорезает насквозь всю ткань повествования – вся их печаль и меланхолия, позволю себе заявить (опять же с т.з. психоанализа), продиктованы деформированными или несбывшимися отношениями с родителями, а их будущее фактически зависит от переосмысления и переработки этой трагедии внутри себя. Отец Оза для мальчика авторитет, одобрения которого он ждет. Он читает умные книги, чтобы заслужить похвалу Мастера; он исполнен мыслью, что чем лучше он будет себя вести, тем быстрее отец приедет... Тот, однако, особо не радует своим появлением, даже хуже того – избегает сына; в момент, когда волею обстоятельств происходит их встреча, пресловутый Мастер отталкивает руку мальчика со словами: «Не прикасайся ко мне, ты грязный» [Отцу – срочно к психоаналитику]. В результате произносится сакраментальная фраза: «Такой ребенок, как ты, лучше бы вообще не рождался на свет». Ты-дыым, вот она и детская травма, отец переступил его путь черной стопой Танатоса. И хотя мальчик остается простодушно-добрым и всегда рационально выбирает позитивный вариант действия, но определенно в его душе появляется саднящая ранка – воля Бездны.

Персонажей, которые находятся в развитии, в мультфильме трое. Интересно, что слуга Гилберт за время пребывания Оза в Бездне повзрослел и встретил того уже 25-летним красавцем. Подчеркну, что 10 лет в Бездне выглядели для Оза как один день, и вылез он на поверхность тем же 15-летним. Как мы знаем, и в жизни время для всех течет по-разному… Гилберта приняли на службу «молодому господину» потерянным оборвышем, очень грустным и неуверенным в себе. Однако в замке он обретает в лице забавно-тираничного юного сорванца не только хозяина, но и друга. Про Гилберта нам известно только то, что воспоминаний о родителях у него нет, ни о каком травматическом событии не говорится. Травма, по-видимому, все же была, она заключается как минимум в его покинутости, однако травматические подробности оказались надежно «вытеснены». «Вытеснение» – это способ бессознательной психической защиты, состоящий в стирании из памяти невыносимого опыта. Так или иначе, но эта защита работает. В отличие от погрязшего в самокопании хозяина, Гилберт «прорвался». Хотя, заметим: на его более взрослом лице лежит явственная печать меланхолии, а любое обращение в прошлое воспринимается болезненно – все-таки вытеснение требует затраты усилий.

Еще у нас есть Алиса, девочка по прозвищу Кровавый Кролик, неcколько потустороннее существо с потерянными воспоминаниями. Алиса встретилась Озу, когда он попал в бездну. Заключив с Озом «контракт», она получает возможность выбраться с ним наружу. При этом и на «земле» она не теряет способности превращаться в бешеное кроликоподобное существо и в таком виде сражаться с время от времени вылезающей из Бездны нечистью.
Здесь хочется отметить один примечательный нюанс: пресловутая страшная и ужасная Бездна напоминает не что иное, как детскую комнату, населенную сбрендившими игрушками. Куклы с порочными лицами маниакально мелкими бесенятами преследуют Оза, а некоторые превращаются в огромных чудовищ, не скрывающих своих каннибальских намерений. Очень просто: нашим героям пришла пора взрослеть, но выбраться из «детской» они не могут. Привычные образы детства в свете меняющегося восприятия приобретают искаженный вид. Требующая высвобождения более зрелая психическая энергия не может найти новых форм.

Итак, раз они оказались в одной «детской», значит, по-видимому, у них есть что-то общее. «Почему, ничего о ней не зная, ты хочешь быть с ней?» – «Я не могу её бросить, потому что между нами есть что-то общее...» После слов, что лучше бы это дитя, мол, «вообще никогда не рождалось», сказанных об Алисе очередным прорвавшимся наружу порождением Бездны, никаких сомнений не остается. Та же внутренняя угнетенность, подломленная уверенность в ценности собственного существования – «кролики ведь умирают от одиночества» – подавленный «эрос» – где-то споткнувшееся влечение к жизни. Тут нельзя не вспомнить слова мэтра о том, что сходятся люди с похожими внутренними конфликтами.
Он реализуется по-разному. «Деструктивные импульсы» у Алисы прямо выражаются в действии – преображаясь в «Черного, или Кровавого Кролика», она крушит все на своем пути, орудуя огромной секирой. «Позитивность» Оза имеет оборотную сторону: не позволяя себе проявления агрессивных чувств, он допускает их проявление по отношению к себе (проекция). В итоге ему замечают: «Ты всегда такой, будто тебе плевать, что с тобой станется?» – как книжный герой, кредо которого: «Я не боюсь смерти, и в этом мое оружие», который никогда не дерется и не противится насилию, он попросту бессознательно выбирает позицию жертвы.

Итак, герои сошлись, и теперь их ведет одна цель – собрать воспоминания Алисы, в итоге чего «цепи прошлого» должны быть порваны.
Сам квест, заданный в сюжете, – поиск потерянных воспоминаний – слишком напоминает задачу психотерапии!
И тут очень хочется мельком соотнести Бездну – «чрево, рождающее Цепи», «сердце, основу мира», нечто, «содержащее в себе огромное количество силы» – с нашим «бессознательным», скрывающим истинные мотивы наших поступков и состояний. А Чеширского кота, который должен «вечно стоять на страже этой частицы прошлого Алисы, чтобы никто не нашел её», – с «цензором», не дающим бессознательному стать сознательным.
А ведь осознание, прояснение мучающих чувств и есть путь обретения себя. Алиса ищет себя через свое прошлое: тайну ее двойственности (у Алисы есть близнец, оказывающийся самой Волей Бездны) приоткроют последующие серии этой истории. Различные испытания учат Оза, что постоять за себя имеет смысл, и не только чтобы идти вперед самому. Кто плюет на себя, не сможет защитить кого-то еще...
…Хитросплетения не распутаны, сделан только один маленький шаг в глубины смысла. Но на этом пока пришла пора остановиться, до следующих серий.

Можно ли изменить прошлое? – задается вопросом один из героев, а иные пытаются сделать это или уже воплотили это буквально с помощью воли бездны (плача после этого новыми слезами). В нашем мире нельзя изменить прошлое, зато можно по-новому его осознать, тем самым высвободив новые силы для будущего. И на это у каждого, как и у главного героя, есть «сила раскрыть все тайны и узнать истину»,
ведь свою сказку пишем мы сами.


URL записи